О совершенствовании правового регулирования незаконного оборота предметов вооружения В рамках объективной стороны состава преступления
By maukazan On 18 Янв, 2013 At 10:34 ДП | Categorized As 2010, №2 март-апрель 2010 год | With 0 Comments

С.М.Иманбаев,

к.ю.н., доцент

Мақалада Қазақстан Республика-сы Қылмыстық кодексінің 25 — бап, 1 — бөлігінде қаралған қылмыс құрамының объективті жағының қару-жарақ затының заңсыз айналымын құқықтық реттеудің мәселелері қарастырылған.

 

In given article it is considered questions of perfection of legal regulation of illegal circulation of subjects of arms within the limits of the objective side of structure of the crime provided p.1 item 251 of UK РК.

 

В соответствии с получившим наи-большее признание в теории уголовного права мнением, объективная сторона состава преступления – это совокупность установленных законом признаков, ха-рактеризующих внешнюю сторону про-цесса преступного посягательства [1, 147].

Объективная сторона преступления представляет собой важную предпосылку уголовной ответственности. Уголовное право Республики Казахстан признает преступлением не сами по себе мысли человека, реализация которых представляет опасность для личности, общества и государства, а лишь общественно опасное деяние, нарушающее уголовно-правовые запреты (ст.2, 3, 9 и другие статьи УК РК).

Именно объективная сторона состава преступления является основным критерием в оценке намерений преступника, в оценке его целей и мотивов, т.е. субъективной стороны состава преступления.

Таким образом, при расследовании уголовного дела в первую очередь ус-танавливаются признаки объективной стороны, и только на ее основе делается вывод о субъективном, психическом от-ношении лица, совершившего общес-твенно опасное деяние.

О значимости объективной стороны состава преступления, о том, что именно этот элемент является фундаментом всей конструкции состава преступления и уголовной ответственности, свидетельствует тот факт, что в диспозициях статей Особенной части УК РК чаще всего законодатель делает акцент именно на признаках объективной стороны.

Исследуя содержание объективной стороны составов преступлений, предусмотренных ст. 251 УК РК, нельзя не акцентировать внимание на некоторых проблемах, которые, на наш взгляд, требуют законодательного разрешения.

Так, в соответствии с Законом РК «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия» от 30 декабря 1998 г. (с послед. изм. и доп.) запрещены действия по пересылке оружия.

Вместе с тем, диспозиция ст. 251 УК РК не предусматривает такой формы преступного деяния. Остается открытым вопрос: по какой причине законодатель не придает пересылке оружия и других предметов вооружения статус уголовно наказуемого деяния? Поскольку пересылка как действие не включено в объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 251 УК РК, то по материалам изученных уголовных дел проследить, насколько часто совершаются подобные деяния, не представляется возможным. Тем не менее, проведенный опрос сотрудников правоохранительных органов свидетельствует о том, что на практике факты пересылки оружия и боеприпасов имеют место, соответственно, вызывая проблемы квалификации подобного рода деяний. При этом следует также отметить, что степень общественной опасности пересылки предметов вооружения нисколько не уступает степени общественной опасности таких действий по незаконному обороту оружия как, к примеру, перевозка, а в ряде случаев даже может превосходить (к примеру, пересылка взрывчатых веществ или взрывных устройств). На основании изложенного, считаем целесообразным установить в действующем УК РК ответственность за пересылку предметов вооружения, под которой следует пониматьперемещение в пространстве предметов вооружения без участия отправителя с помощью средств связи.

Деяние в форме пересылки должно считаться оконченным в момент принятия организациями связи предмета преступления к отправлению.

Следует отметить, что наше предложение по обозначенной проблеме получило поддержку и со стороны практикующих юристов.

Второй аспект, который, по нашему мнению, требует законодательного разрешения, заключается в следующем.

Как уже было отмечено выше, ч. 4 ст. 251 УК РК содержит самостоятельный состав преступления, предусматривающий ответственность за незаконные ношение или сбыт кинжалов, финских ножей или другого холодного оружия, за исключением, когда ношение холодного оружия связано с охотничьим промыслом.

Таким образом, согласно редакции ч. 4 ст. 251 УК РК, уголовно наказуемыми являются только ношение и сбыт кинжалов, финских ножей или другого холодного оружия.

На наш взгляд, такая юридическая конструкция объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 251 УК РК, не отвечает потребностям практики.

В первую очередь, возникает вопрос: почему такие формы деяния, как приобретение, передача, хранение, перевозка в отношении холодного оружия не являются уголовно наказуемыми? Ответ на данный вопрос, на наш взгляд, видится в том, что по логике законодателя, указанные деяния не обладают достаточной степенью общественной опасности для того, чтобы быть возведенными в категорию преступных.

Вместе с тем, как показывает анализ правоприменительной практики, с использованием незаконно приобретенного, хранящегося, перевозимого в каком-либо транспортном средстве холодного оружия преступления совершаются довольно-таки часто. Иными словами, указанные деяния обеспечивают возможность применения предметов вооружения при совершении иных преступлений.

Так, полученные в ходе проведенного исследования данные свидетельствуют о том, что виновные пользовались холодным оружием наиболее часто (свыше половины осужденных) при совершении насильственных преступлений (ст. 96 УК РК, ст. 103 УК РК, ст. 120 УК РК). Более 27% осужденных за разбой также использовали холодное оружие.

В этой связи считаем необоснованной позицию законодателя в части установления уголовной ответственности исключительно за незаконные ношение или сбыт кинжалов, финских ножей или другого холодного оружия.

Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 251 УК, РК в отношении данного вида оружия должна включать ответственность не только за его незаконные ношение или сбыт, но и за приобретение, передачу, хранение, перевозку и пересылку.

Следует отметить, что на вопрос: «Считаете ли Вы необходимым крими-нализировать в рамках ч. 4 ст. 251 УК РК по отношению к холодному оружию такие деяния как незаконные приобретение, передачу, хранение, перевозку и пересылку», 67% опрошенных респондентов ответили положительно и только 9% не разделили нашей позиции.

И еще один аспект, на котором хотелось бы акцентировать внимание в рамках исследуемого вопроса.

Незаконные ношение и хранение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств – это длящиеся преступления, характеризующиеся непрерывным осуществлением состава.

Длящиеся преступления начинаются с того момента, когда данные предметы оказались в незаконном владении виновного.

Длящееся преступление заканчивается вследствие либо действий самого виновного, направленного к прекращению преступления (например, явка с повинной), либо наступления событий, препятствующих дальнейшему совершению преступления (например, хищение оружия у виновного, вмешательство органов власти), либо когда отпала сама обязанность, невыполнение которой составляло содержание длящегося преступления [1, 272].

В связи с вышеизложенным, нельзя не обратить внимание на то, что одной из проблем квалификации незаконных действий с предметами вооружения является сложность в определении законодательной конструкции анализируемого преступления. Примером могут служить материалы следующего уголовного дела. Преступление совершено при следующих обстоятельствах. В 1999 г. Л. незаконно приобрел у неустановленного лица 70 малокалиберных патронов, являющихся боеприпасами, из которых 60 использовал при производстве выстрелов, а 10 патронов незаконно хранил у себя дома. В 2002 г. жена Л. незаконно приобрела у неустановленного лица 30 малокалиберных патронов и передала их на хранение Л., который 5 патронов использовал при производстве выстрелов, а остальные незаконно хранил в сейфе у себя дома. Действия Л. были квалифицированы по ч. 2 ст. 251 УК РК [2], что, на наш взгляд, нельзя признать верным решением. Так, Л. незаконно хранил часть патронов с 1999 г., а часть с 2002 г. Патроны были изъяты в 2003 г. В действиях Л., полагаем, отсутствует квалифицирующий признак — неоднократность хранения боеприпасов, так как это преступление является длящимся, хранил он патроны в одном месте, все патроны изъяты одновременно, ранее за аналогичное преступление к уголовной ответственности Л. не привлекался.

На основании приведенных доводов, мы приходим к выводу, что в действиях Л. имеет место лишь незаконное хранение боеприпасов. Периодическое пополнение запасов патронами, которые он продолжал хранить в одном месте до их полного изъятия сотрудниками правоохранительных органов, нельзя рассматривать как неоднократность хранения патронов. При изложенных обстоятельствах действия Л. следовало квалифицировать по ч.1 ст. 251 УК РК.

Таким образом, в связи с имеющими ошибками в судебно-следственной практике при квалификации рассматриваемого вида преступлений, сотрудникам правоохранительных органов рекомендуется уделять большее внимание исследованию признаков объективной стороны состава преступления, а законодателю, в свою очередь, необходимо учесть все возможные варианты преступного поведения, связанного с незаконным оборотом предметов вооружения.

Литература

1. Уголовное право Республики Казахстан. Общая часть: Курс лекций / Под общ.ред. И.Ш. Борчашвили. – Алматы: Жеті Жарғы, 2006, — С. 632.

2. Архив Темиртауского городского суда, 2003 г.

About -

Leave a comment

You must be Logged in to post comment.