Честный человек неизменен в своих поступках
By maukazan On 10 Дек, 2010 At 04:11 ПП | Categorized As 2010, №1 қаңтар-ақпан 2010 жыл | With 0 Comments

С. С. Сартаев,

д.ю.н., профессор, академик НАН РК

Обычно казахи, да и не только, все мусульмане, при удачном стечении жизненных обстоятельств, произносят священное слово «таубе», то есть «дай-то Боже умеренности во всем!». Христиане в таком разе сказали бы: «Спасибо за хлеб и всю благодать данную тобой!». Особенно часто приходит это слово в уста человека, который перешагнул восьми деся-тилетний рубеж своего возраста. И днем, и ночью выражает он этим самым тысячекратное благодарение Создателю за ниспослание счастья, благополучия, достатка, мира в доме и спокойствия. Так вот и я постоянно и неустанно повторяю: «таубе!».

В давние-давние времена жители аулов для справедливого решения конфликтных ситуаций, преклоняя колени перед аксакалом – убеленного сединой старцем, просили вынести свой вердикт от имени Аллаха. В этом выражалась исти нная вера, глубокое почитание его непререкаемому авторитету. Ведь он будет вершить свой праведный суд именем Аллаха! Он кристально чист и честен, неизменен в своих поступках. Для него все равны – и хан, и чернь. Он не знает, что такое юлить, то есть не умеет лебезить перед кем-то то ни было. В его характере и поступках совершенно отсутствуют угодничество, изворотливость. Он правдив, справедлив и честен!

Одни могут, саркастически ухмыля-ясь, сказать, что такие кристально честные и чистые персонажи встречаются только в волшебных сказках или же в том самом райском уголке, где жаворонки вьют гнезда и несут яйца на спинах овец. Найдутся, пожалуй, такие люди, которые будут философствовать, что в наше непростое время, блюдя честь, можно остаться и голодным. Вероятно встретится и человек с чрезмерным апломбом, который бия себя в грудь, будет утверждать, как в известной пословице: «чем сорок дней быть атаном, лучше быть один день бурой» (атан – холощенный верблюд; бура – верблюд-производитель)

или «чем курица завтра, лучше яйцо сегодня». Но для меня одно ясно: честные люди были и раньше, есть и сейчас, будут и впредь. Такое же мнение высказывал в свое время гениальный мыслитель Дж. Адамс. «Наивно полагать, что все люди честны, а вот считать, что честных людей нет – это уже крайняя глупость» — говорил он. Сказано жестко, но верно! Это надо беспрекословно признать!

Мне кажется, что нечего пенять на недостаток, говоря «ничего нет», а лучше всего довольствоваться тем, что имеем. Лично сам хочу видеть в людях, прежде всего, только их благополучие, достаток. При этом не забываю упомянуть пословицу: «Достоинство человека когда нужда проверяет, а когда и достаток». Именно эти размышления и вынудили меня взять в руки ручку, чтобы поделиться ими с благодарными читателями. Захотелось выразить свое истинно теплое отношение к замечательному человеку, о котором давно мечтал поведать. Некоторые, услышав имя моего персонажа, возможно, будет связывать его с трагическими и, одновременно героическими Декабрьскими событиями, станут пропускать мои слова через мелкое сито. У меня складывается именно такое чувство. Но это, скажу сразу, совершенно пустые хлопоты. В подтексте моих размышлений – человека достигшего возраста предков, нечего искать политическую подоплеку. Если я говорю – это значит правдиво и справедливо. Говорю это для назидания, чтобы все положительные стороны этого человека служили молодым достойным примером для подражания.

…Это было начало шестидесятых годов. В то время я работал деканом юридического факультета Казахского государственного университета. В один из дней утром, когда я только приступал к работе, в дверь кабинета постучался и вошел один молодой человек. Держался он раскованно. На нем – военная форма. Довольно рослый, худощавый брюнет. Едва переступив порог, застыл на месте, как вбитый в землю кол и, четко произнес:

— Агай, я к вам с большой просьбой, разрешите изложить!

Я усадил незнакомого джигита на стул (своих-то студентов почти всех хорошо знаю) и попросил представиться. Оказалось, что он учится на первом курсе исторического факультета нашего университета. Был принят после трехгодичной службы в рядах Советской Армии. До армии окончил педагогическое училище. Преподавал в начальных классах школы. Был секретарем комсомольской организации одного из совхозов. Член партии (сегодня нет смысла скрывать, что это был самым лучшим «показателем», самой лучшей рекомендацией того периода).

— Как у тебя с учебой? – спросил я.

Джигит мигом соскочил с места. Нетрудно было заметить его военную выправку.

Невольно улыбнувшись, сказал:

— Говорите, сидя на месте.

Не успев сесть на стул, он опять соскочил:

— Агай, все экзамены первой зимней сессии сдал на «пятерки»! – в глазах его сверкнули огоньки нескрываемой гордости.

— Молодец, так и продолжай! – одобрил я его искренне.

— Нет, агай, хочу стать юристом! – и, держась по стойке смирно, звучно чиркнул носками кирзовых сапог.

Я сразу понял, что это его заветное желание. И твердо верил, что из этого парня с военной выправкой и дисциплиной, выйдет настоящий юрист. Как декан, я внутренне желал, чтобы этот успевающий студент перешел именно в мой факультет. Нечего таиться, в душе верил и надеялся найти в его лице достойного помощника в работе со студентами. Порукой тому были его жизненный опыт, глубокие знания и устремленность.

В ходе беседы выяснилось, что он женат, имеет маленькую дочку, нанимает квартиру на окраине Алматы. Узнав обо всем этом, я счел своим долгом впредь оказывать ему всяческую поддержку и помощь. У меня к этому джигиту, шедшему, несмотря на временные жизненные неурядицы к поставленной цели, пробуждалось теплое отеческое чувство.

— Хорошо, я готов переводу тебя в наш факультет, но окончательное решение остается за ректором, — сказал я, пояснив тут же кое-какие обстоятельства.

Следом же он побывал у ректора. Однако, к сожалению, в просьбе ему было отказано.

Повседневная университетская жизнь шла своим чередом. Бесконечная и хлопотная работа декана не давала возможности оглядываться по сторонам. Носишься, будто по горам и долам. Надо везде успевать. В такой суете не только о проблемах других, но даже о себе забываешь.

В один из таких хлопотных дней я увидел со спины этого джигита, шедшего по длинному университетскому коридору. Позабыв о том, что как-никак являюсь деканом, я громко, чуть ли не деря горло, окликнул:

— Тамас! Тама-а-с!

Отделившись от группы студентов, он тут же подбежал ко мне. На нем все еще была та же военная форма. Те же кирзовые сапоги, тот же галифе.

Я пошел на неожиданный риск, заявив:

Тамас, я сегодня по твоему вопросу побывал у ректора. Он собирается в длительную командировку. Поэтому немедля напиши заявление. Я поставлю в углу свою визу, что не возражаю против твоего перевода. Переговорю сам с деканом исторического факультета. Потом иди к проректору, временно исполняющему обязанности ректора. Я с ним тоже все переговорю, объясню ситуацию.

И все получилось так, как мы задумали. Тамас Айтухамбетов стал студентом первого курса юридического факультета Казахского государственного университета. Потому как перевод был осуществлен после зимней сессии, ему пришлось сдать межфакультетскую разницу — несколько дополнительных экзаменов по отдельным дисциплинам.

Тамас учился отлично. У всех преподавателей университета сложились о нем самые, что ни есть, положительные мнения. «Способен к самостоятельному поиску, много читает, вдумчив, эрудирован» — часто отзывались о нем.

Еще в университетских стенах Тамас активно занимался научно-исследовательскими работами. Первые результаты его исследования на тему «Национальная независимость народов» были вынесены на студенческую научную конференцию. Труд его был оценен высоко, удостоившись приза.

Это был одним из первых трудов в области независимости. Вдумываясь сегодня, прихожу к мнению, какой смелостью и мужеством надо было обладать, чтобы поднимать проблемы нации, национальной независимости во времена красных коммунистов, державших в своей узде такую гигантскую державу, как СССР. К великому сожалению, на ничего другого не оставалась, как остудить пыл талантливого студента, его попытку вынести на всеобщую трибуну проблемы относительно национальных интересов, о которых в то время нельзя было громогласно заявлять. Не смогли его поддержать. Ну что тут поделаешь, если находились «доброжелатели», которые вроде сочувственно предупреждали: «Гляди парень, будь осторожен, путь, избранный тобой очень опасен!», отрезая ему дорогу к истине…

Однако всякие словоблудия не испугали Тамаса. Он не сдался. Наоборот, расширил свои исследования этой темы. На этой основе написал свою дипломную работу. Окончил университет с красным дипломом.

Вспоминается еще один эпизод в бытность деканом. Однажды из министерства юстиции поступило срочное письмо. В нем сообщалось, что в Семипалатинске и Павлодаре образовались по одной вакансии членов областных судов, с просьбой срочно подобрать кадры на эти должности.

То был период, когда на местах не хватало специалистов судебной отрасли. Однако, даже в таком случае, ясно было одно: первого встречного студента туда не направишь. Если тот человек, которого рекомендовали, не справится с должностью, покажет себя слабым, неподготовленным специалистом, будет нанесен непоправимый урон престижу, авторитету университету номер один республики. Стало быть, здесь нужен тщательный отбор. Для обсуждения кандидатуры собралась вся администрация и педагогическая общественность факультета. И, первый выбор пал на Айтмухамбетова. Его кандидатура была принята единогласно, безо всяких возражений. Таким образом, вскоре студент 3-го курса Тамас Айтмухамбетов приступил к должности члена Павлодарского областного суда.

Если память мне не изменяет, то, кажется, это было где-то в шестидесяти восьмых годах. Мы с Тамасом встретились в Алма-Ате. Он выложил мне все свои планы: хочет поступить в Московскую аспирантуру, продолжить научную тему, начатую еще в студенческие годы. С радостью поддержал его. Дал все добрые свои советы, напутствия. Позже он защитил в Москве свою кандидатскую диссертацию.

Прошло несколько лет. Однажды мне выпала командировка в Павлодар. В это время Тамас работал заместителем прокурора города. Узнав о том, что я нахожусь в Павлодаре, он специально пришел ко мне в гостиницу. «Не стоит хлопотать, ведь я ни в отпуске!» — увещевал я его. Но он никаких возражений не принимал: повел к себе домой. Мило беседуя с его матерью, солоно трапезничали за дастарханом. Внимательно и с большим интересом слушали содержательные и поучительные рассказы мудрой, убеленной сединой матушки. Одна ее мысль, высказанная в тот раз, так и врезалась в мою память.

— Карагым — свет очей моих, коль ты наставник моего сына, стало быть, ты нам тоже не чужой. К тому же начитанный, образованный гражданин, поэтому хочу услышать из твоих уст, насколько праведны эти слова, — начала она с разговора, состоявшегося когда-то между нею и сыном. – Недавно я спросила у сына: «Замечаю, милый мой, что люди здешние, похоже, сильно уважают тебя. Скажи честно: они тебя уважают или занимаемую тобою должность почитают?» Ответ сына прозвучал двояко: «Наверное, мама, и то, и другое…». По-моему разумению в этом и заключается правда. «Барекельды – молодец, сын мой, не стал скрывать истину. Отношение первых мне вполне понятно: видимо, они ценят все положительные качества, которые присущи тебе. А почему последние почитают твою должность, чем же ты таким занимаешься, чтобы заслужить такое?» — снова спросила я. Сын сказал: «Апа, моя работа – это надсмотр за соблюдением законов». «В таком случае, сын мой, будь сам честен и чист перед законом, ведь «Рыба-то гниет с головы» — наставляла я. Как ты на это смотришь?

Конечно же, я полностью был на стороне матери. Кажется, что я только теперь уяснил секрет подъема своего ученика по ступенькам своей карьеры. Я никогда не сомневался в том, человек, не совершающий противоправные поступки, несомненно, пойдет вверх по служебной лестнице. Внимая к мудрым и глубокомысленным словам, истинным откровениям матери в почтительных годах, твердо поверил в то, что сын, воспитанный такой незаурядной личностью, пойдет далеко не только в своей карьере, но и в целом по жизни.

Так оно и случилось. Пройдя через сложную служебную лестницу, Тамас Аймухамбетов занимал высокие должности первого заместителя Палодарского областного прокурора, начальника отдела Республиканской прокуратуры, заведующего сектором Центрального Комитета Компартии Казахстана, а в 1984 году был избран председателем Верховного Суда Республики Казахстан. Я считаю, что он, не отступая от назидания матери, достиг такой вершины в судебной ветви, благодаря своей деловитости, устремленности и честности. Я не слышал, и не видел, чтобы кто-нибудь оказывал ему протеже для движения вверх по служебной лестнице. Это был плодом его личного устремления, душевной чистоты.

Плодовое дерево в самом своем расцвете иногда, неожиданно попадая под натиск вихря, терпит большое бедствие. Таким вихрем оказался для Айтмухамбетова декабрьские события девяносто шестого года. Загорелись звезды недоброжелателей. «Куда смотрит Верховный Суд!» — злорадствовали они. Другие, как говорится, подливали масло в огонь. А третье пытались раздуть этот огонь, хотя толком ничего не понимали, не имели представления о сути всего дела…

Все это напоминало мне волка в овечьей шкуре. Прикрываясь декабрьскими событиями готовы бросать камни из-за угла. Свое мнение по этому поводу я и раньше высказывал. В 1986 году, когда Айтмухамбетов на второй срок избирался на должность председателя Верховного Суда РК, некоторые, ссылаясь на декабрьские события, пытались бросить тень на авторитет Тамаса. Тогда я, выступая перед депутатами, убедительно говорил в смысле мудрой поговорки: «Кто молоко выпил – спасся, а кто ведро лизал – попался». Мог ли выступить он против участников декабрьских событий, если сам в студенческие годы исследовал проблемы национальной независимости, написал дипломную работу на эту же тему, и в аспирантуре вернулся к этой проблеме? Это же абсурд! Ересь, которую даже слухом невозможно воспринять! Я, кажется, убедил почтенных депутатов в этом. Прижал их, как говорится, неопровержимым фактом: при непосредственном участии Айтмагамбетова из тюрьмы было освобождено 60-70 процентов молодых людей. Если бы председатель Верховного Суда оказался крепким орешком для московских чиновников, занимавшихся декабрьскими событиями, то персональное дело Айтмагамбетова не было бы вынесено на обсуждение бюро Центрального Комитета Компартии Казахстана, где в вину ему ставился содействие в «Поголовном освобождении из тюрем крамольную молодежь». Об этом я тоже говорил с горечью. Айтмухамбетов боролся за справедливость не только в этом деле, недавно он выступил в защиту 64 человек «по хлопковому делу» в Южно Казахстанской области. Для чего? На первый взгляд все было сделано законно. Есть состав преступления. Имеются факты «Приписки». То есть, потрачены огромные государственные деньги за не существующий хлопок. За «доказанную» преступность «виновные» заключены в тюрьму. Но кто они? Обидно, что это были всего-навсего «мелкие рыбки»: поливальщики, сборщики, весовщик, бригадир, учетчик, охранник и т.д. и т.п. Кто же поверит, что именно они присвоили миллионные суммы? Еще раз абсурд! В ум не укладывается… И вот, Айтмухамбетов тоже не поверил этому. И вступился в защиту безвинных людей. Если бы он был на стороне карателей участников декабрьских событий, которые готовы были «вместо волос снести головы», если бы он занимал сторону коррупционных мошенников, обманом топивших в тину несчастных хлопкоробов, стоило ли ему вступиться за простых тружеников земли? На такое может пойти только честный человек, истинный борец за справедливость. Честный человек, вскормленный материнским молоком, всегда верен себе, неизменен в своих благих деяниях.

Истина восторжествовала. Убежденные правдой, депутаты Верховного Совета избрали Тамаса Айтмагамбетова на должность председателя Верховного Суда на второй срок.

Рассказывая о Тамасе, в обязательном порядке следует с гордостью напомнить о его весомом вкладе в отечественную науку. Доктор юридических наук, профессор Тамас Айтмухамбетов в самом деле вложил немало труда в научную отрасль. Отличительная черта его многих научных трудов – это тесная взаимосвязь теории и практики. Прекрасное владение английским языком, пребывание на высоких должностях Чрезвычайного и Полномочного посла в Исламской Республике Пакистан, Временного поверенного в делах в Республике Польша, поездки в служебные командировки в США, Канаду, Германию и другие зарубежные страны с целью обмена опытом не прошли бесследно. Все это, несомненно, служило делу развития отечественной науки.

До сих пор помню, в начале девяностых годов нашу страну посетило около двадцати юристов Американской суши. В тот время я был председателем Союза юристов Казахстана. Тогда Тамас выступил перед американцами с лекцией на чисто английском языке. Я был поражен. Я был безмерно горд перед зарубежными гостями. Позже, когда мне выпала честь побывать в США на служебной командировке, я был свидетелем того, как Тамас в самом сердце Вашингтона, перед комиссией Сената выступал с докладом на английском языке и возрадовался этому.

Благодаря свободному владению английским языком, Айтмухамбетов всесторонне изучал зарубежную юрисдикцию, эффективно используя ее положительные стороны в своих научных трудах.

В свое время Тамас был членом рабочей группы по разработке первой Конституции и Уголовного кодекса РК. Как руководитель группы по подготовке Уголовного кодекса, он пролил немало пота для появления этого жизненно важного документа в свет. Когда он изложил содержание Уголовного кодекса РК перед депутатами Верховного Совета впервые на казахском языке, я с превеликим удовольствием пожал ему руку и искренне поблагодарил.

У казахов есть поговорка: «Все сыновья – одна сопка, а Ертостик мой –отдельная вершина». Особняком стоит капитальный научный труд Тамаса Калмухамбетовича «Развитие судебных приговоров и постановлений». В названном труде появление одного из институтов пересмотра судебных решений по уголовным делам и процесс его развития подвергается наиболее подробному и скрупулезному анализу. В книге в системном порядке разбирается, как этот институт берет свое начало из правовой практики Древней Греции и Рима, как он стал позже широко применяться в Европейских странах. В этом труде речь также идет о развитии института пересмотра судебных вердиктов в Казахстане, делается убедительная ссылкой на традиционные правовые нормы наших ученых предков от начала вплоть до сегодняшних дней. Знакомясь с эти учебным пособием, я не перестаю удивляться поисковому трудолюбию автора. Хочется еще отметить, что язык этой книги, которая впервые поднимает эту тему на казахском языке, сочен и доступен широкому кругу читателей. Подытоживая все сказанное, хочется сказать, что мы еще раз убеждаемся, что научный взлет моего персонажа – это плод его честного труда, верности и преданности к своему делу.

Тамас не такой человек, который довольствуется достигнутыми успехами. Он всегда готов поделиться коллегами, учениками своим обширным знанием, накопленным опытом. Под его руководством защищено несколько докторских, пять-шесть кандидатских диссертаций. На страницах периодической печати опубликовано около шестидесяти научных, научно-публицистических, проблемных статей. Издал ряд учебно-методических, программных пособий. Он, являясь ректором Судебной академии при Верховном Суде РК, заведующим кафедрой Уголовного права и уголовного делопроизводства Казахского национального педагогического университета имени Абая, не перестает работать с магистрантами и студентами в области повышения их знаний, формирования их тяги к научно-исследовательской работе. При этом не отрывается от активного участия в претворении в жизнь важнейших государственных мер. Буквально недавно Указом Главы государства была утверждена «Концепция правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 по 2020 годы». И вот, Тамас Айтмухамбетов незамедлительно начал пропаганду и разъяснение этого важного документа среди специалистов и студентов.

Да, я с полным основанием и нескрываемой гордостью могу назвать Тамаса Айтмухамбетова «Своим студентом!». Потому что он этого вполне заслуживает не только словами, но и делами, потому что он – достойный ученик, авторитетная личность. Он принадлежит всему народу. Преданно служит своему народу, являясь его гордостью. Я желаю, чтобы подрастающее поколение служило также честно и бескорыстно, как герой моего этого небольшого очерка.

About -

Leave a comment

You must be Logged in to post comment.